111

Останнім часом навколо теми зернового ринку України розгорнулися неабиякі суперечки, які переросли в конфлікт. Причому, цей конфлікт мав публічне вираження, що вилилося в серію публікацій, викриттів і заяв.
Але суспільство має знати, що насправді відбувається на ринку зерна, тому пропонуємо вам аналітичну статтю, яка дає відповідь на актуальне питання: в чому причина жорсткої протидії ініціативам влади в області політики у сфері АПК?

В последнее время вокруг темы зернового рынка Украины развернулись нешуточные споры, переросшие в конфликт. Причем, этот конфликт имел публичное выражение, вылившееся в серию публикаций, разоблачений и заявлений.

Участниками конфликта стали даже представители ЕБРР, МВФ и ВБ, выступившие с предложением к украинскому правительству серьезно задуматься над последствиями, которые может иметь принятие изменений к Закону «О государственной поддержке сельского хозяйства в Украине» (8053), о чем уже писало агентство УНИАН.

В чем же причина столь жесткого противодействия инициативам власти в области политики в сфере АПК? Скорее всего, дело в традиционной (присущей нынешней власти) закрытости принятия высших управленческих решений. За последний год не были доходчиво объяснены ни цели, ни мотивы резких шагов, предпринятых в агропромышленном комплексе.

Посудите сами: создание «Государственной продовольственно-зерновой корпорация Украины» (ГПЗКУ), вход на зерновой рынок наполовину принадлежащей государству компании «Хлебинвестбуд», как полнофункционального зернотерйдера, введение квотирования экспорта зерновых, не давшее в условиях мирового сокращения производства зерновых вывезти из Украины все выращенное, подготовка законопроектов (8053, 8163), стимулирующих инвестиции в сельскохозяйственное производство и ставящих крест на неконтролируемом экспорте… Разве речь не идет о последовательно реализуемой государственной программе и реформировании целой отрасли? Однако, кто потрудился сформулировать цели и задачи этой работы для общественности? Почему никто не понимает конечной интегральной цели всех преобразований?

В ответ – скупые и разрозненные комментарии чиновников разного уровня, и полное отсутствие системной работы в области информирования. И ведь не потому, что информация секретная или с ограниченным доступом. По крайней мере, у нас при попытке выяснить некоторые стратегические моменты проводимой политики, каких-либо трудностей не возникло.

Итак, какими посылами руководствовались в правительстве и министерстве Аграрной политики при принятии судьбоносных для всего зернового рынка Украины решений?

Во-первых, это крайняя беспомощность украинских производителей зерна на фоне многолетней гегемонии зарубежных зернотрейдеров. И с этим трудно не согласиться. Ведь инфраструктура села и уровень производства ухудшаются с каждым годом. Сказывается износ оборудования, отсутствие необходимого финансирования. Проблемы возникают со всем необходимым – от дизельного топлива, до минеральных удобрений. Парадокс, но при этом статистика внешней торговли сельскохозяйственной продукцией все лучше и лучше, а агрокомплекс наращивает темпы поставок за границу.

Другое дело, каково качество украинского зерна. Обвинения Украины со стороны зарубежных покупателей в низком качестве зерна стали уже чем-то самим собою разумеющимся. Почему так? Скорее всего, потому, что крупные зернотрейдеры, делая вполне справедливые утверждения о громадных инвестициях, на самом деле финансировали самих себя, но никак не украинское село. Деньги вкладывались в свою экспортную инфраструктуру, в свою логистику, куда угодно, но только не в производство. Причем, строящиеся и развивающиеся объекты принадлежат именно зернотрейдерам. Поэтому, говорить о миллиардных инвестициях в украинскую  экономику, мягко говоря, наивно. Отсюда и страдающее качество. Все же попытки проконтролировать качество зерна, трейдеры тут же называли коррупцией и давлением на них со стороны государства.

В итоге, в выигрыше были все, кроме страны и селян. Поскольку транснациональными корпорациями им отводилась роль бесправных производителей, не имеющих никаких возможностей влиять на ценовую политику на внутреннем рынке. Государство же из-за своих довольно скудных запасов имело возможность только наблюдать за происходящим, да еще через систему форварда выделять бюджетные средства для того, чтобы профинансировать весенне-полевые работы. При этом, в период сбора урожая почти все залоговое зерно выкупалось трейдерами за черный нал.

Вторая причина, побудившая правительство действовать – логически вытекала из первой. Хроническая бедность украинского села привела к закономерному истощению почв. Отсутствие средств у производителя приводит к нерациональному использованию почв. В 2008 году минеральных удобрений вносилось 25% от потребности, а на сегодняшний день повсеместно в Украине вносится только седьмая часть требуемых удобрений. Органических удобрений также вносится всего лишь 7-ая часть. Средства защиты растений вносятся всего на треть от потребности. Почва повсеместно истощается. Не надо обладать богатым воображением, чтобы представить, что будет через несколько лет при сохранении таких подходов.

Низкий уровень урожайности усугубляется недостаточностью технического обеспечения, что приводит к некачественному выполнению основных этапов выращивания и нарушения сроков их проведения. Эксперты утверждают, что на этапе сбора урожая каждый год страна теряет 10 млн.т. зерновых. Украина может выращивать 80 млн.т. зерновых, но не делает этого, потому что средства вкладываются не в производство, а в экспортную инфраструктуру трейдеров. Украинскую землю просто  выжимают, не считаясь с ее будущим.

Наконец, причина третья. Это полное нежелание зернотрейдеров менять правила игры и включаться в финансирование производителя. Сама идея ввода системы форвардных закупок зерна у отечественных товаропроизводителей, на простых и прозрачных условиях, призванная  обеспечить селян необходимым финансовым ресурсом, натолкнулась на яростную реакцию не только зернотрейдеров, но и их зарубежных лоббистов. В частности, директора управления торгового представительства США (USTR) по вопросам России и Евразии Бетси Хефнер.

В  своем заявлении она подвергла резкой критике идею привлекать зернотрейдеров к финансированию посевной путем форвардных закупок. Что еще раз продемонстрировало неготовность иностранных трейдеров к долгосрочному и системному сотрудничеству с украинскими сельхозпроизводителями.

Рассмотрев ряд вариантов, в том числе, проанализировав опыт таких уважаемых организаций, как Товарная кредитная корпорация в США, Совет по пшенице в Канаде и Австралии, отстаивающих интересы своих товаропроизводителей, МинАП принял ряд стратегических решений. По его инициативе были введены квоты по экспорту зерновых. Крайне непопулярный в среде зернотрейдеров шаг, сразу же лишивший их свободы маневров.

Ни форсированной продажи зерна, ни организация искусственных зерновых кризисов не могли быть рассмотрены в качестве возможных технологий противодействия государству. Фактически, в руках правительства оказалась инициатива, после чего можно было планово подходить к остальным реформам отрасли.

В рамках реализации стратегии, серьезнейшее внимание уделялось созданию условий для вывода на рынки отечественных товаропроизводителей. Нужен был новый механизм. И он был найден за счет создания государственного оператора, который одновременно являлся бы и  трейдером, и работал бы по схемам предэкспортного и экспортного финансирования.

В итоге, Постановлением Кабинета Министров Украины от 11 августа 2010 года № 764 на базе имущества государственных предприятий зернового сектора экономики была создана «Государственная продовольственно-зерновая корпорация Украины» (ГПЗКУ).

Корпорацию сразу же окрестили «монстром», «монополистом» и прочими эпитетами. На самом деле, сказалось отсутствие  информации о корпорации. А неизвестность всегда пугает и порождает домыслы.

Организационная структура Госкорпорации представляет собой вертикально-интегрированный холдинг в аграрном секторе экономики. Собственно Госкорпорация является управляющей компанией холдинга со стратегическими функциями.

С целью организации и контроля производственной, товарной, логистической и сбытовой сфер маркетинга зерна создается транспортно-экспедиторская компания, компания по материально-техническому обеспечению сельхозпроизводителей, компания по фумигации и обеззараживанию, машино-технологические станции.

На сегодняшний день, ГПЗКУ – это 47 предприятий, входящих в ее состав на правах обособленных подразделений – филиалов. Предприятия имеют мощности по единовременному хранению зерновых и технических культур в объеме более 4 млн. тонн (более 15% от всех мощностей сертифицированных зернохранилищ в Украине). Корпорация является крупнейшим в Украине оператором мощностей по хранению зерна.

Увеличение мощностей по хранению, перевалке и переработке, а также улучшение качества предоставляемых услуг зернохранилищами и качества выпускаемой продукции (мука, крупы, комбикорма) комбинатами хлебопродуктов Госкорпорации будет осуществляться за счет ряда инвестиционных программ Госкорпорации.

Таким образом, приблизительно ясно, что из себя представляет ГПЗКУ. Пока же, в планах Продовольственно-зерновой корпорации – ассистирование украинским товаропроизводителям на всех этапах производства зерна – от обеспечения их топливом и удобрениями по оптовым ценам на этапе посева – до помощи в уборке, хранении и продаже зерновых.

По мнению руководства агропромышленного блока правительства, с помощью потенциала Государственной продовольственно-зерновой корпорации Украины, производители сами способны выйти на внешние рынки, самостоятельно формировать оптимальные условия для обеспечения продовольственной безопасности государства.

Это обеспечит возможность получения максимальной прибыли отечественными сельхозпроизводителями, создаст все условия для инвестирования  в производство сельскохозяйственной продукции, уберет гипертрофированную спекулятивную составляющую при сделках с украинским зерном, нивелирует «серый» оборот зерна в Украине – из тени выйдет около 4 млн тонн зерна в год, которое трейдеры закупали за наличные деньги.

Единственно чего не хватало для завершения строительства системы, – это принятия решений на законодательном уровне. И окончательное определение всех правил игры. И здесь началось самое интересное. Так как заблокировать законодательную инициативу в принципе невозможно, зарубежные и отечественные трейдеры объединили усилия в информационной войне и мелком саботаже на среднем управленческом чиновничьем уровне. Пресса и интернет запестрили многочисленными выступлениями и комментариями экспертов различного уровня.

Подготовленные законопроекты (особенно 8163) натолкнулись на столь яростное сопротивление, что можно было подумать о, как минимум, подготовке к отмене Конституции как таковой. Но и это еще не все, на сторону «восставших» неожиданно стало Главное научно-экспертное управление аппарата Верховной Рады, «зарубив» законопроект, в своих выводах призвав отклонить его.

Риторика экспертов управления, почему-то удивительно совпала с позицией зернотрейдеров. Конечно же, можно говорить о здравом смысле аппаратчиков ВР. Но с другой стороны, до тех пор, пока не проведешь хотя бы поверхностный самостоятельный анализ и предложенного законопроекта (он очень невелик), и выводов экспертов ГНЭУ, многое остается непонятным.

Признаться, много вопросов даже после этого анализа, но некоторые точки все же стоит расставить сразу.

И «независимые» эксперты, и эксперты ВР в унисон говорят о монополизации рынка. Но почему то, во внимание не берутся положения (особенно законопроекта 8053), что экспорт будет осуществляться как уполномоченным КМУ государственным агентом, так и сельскохозяйственными товаропроизводителями. А это уже не монополия.

Очень не хочется углубляться в юридические дебри, но без цитирования статей здесь не обойтись. Итак, статьей 27 Хозяйственного кодекса Украины предусмотрено, что монопольным является доминирующее положение субъекта хозяйствования, которое дает ему возможность самостоятельно или с другими субъектами ограничивать конкуренцию на рынке.

В соответствии со статьей 12 Закона Украины «О защите экономической конкуренции», субъект занимает монопольное положение на рынке, если на этом рынке у него нет ни одного конкурента или такой субъект не ощущает конкуренции, по причине ограничения доступа других субъектов хозяйствования в вопросах приобретения сырья, материалов и сбыта товаров, наличия барьеров для доступа на рынок других субъектов…

В соответствии с частью 2 и частью 3 статьи 12 Закона Украины «О защите экономической конкуренции» монопольным считается положение субъекта, часть которого на рынке товара превышает 35 процентов и он не может доказать, что имеет значительную конкуренцию.

Так о какой монополизации рынка можно говорить, если на сегодня даже примерно нельзя определить часть рынка, которую занимает тот или иной экспортер?  И, как уже говорилось, игроками рынка станут не только соответствующий государственный агент, но и тысячи производителей.

Сравните – сейчас экспортирует десяток-другой транснациональных компаний. А государство предлагает реальную помощь в организации экспортных операций 88 тысячам отечественных производителей. Чувствуете разницу в цифрах? И понимаете беспокойство иностранных трейдеров?

Что же касается серии заявлений отечественных и зарубежных экспертов, о том, что принятие уже упомянутых законопроектов и введение на рынок государственного игрока окажет крайне негативное влияние на инвестиционный климат в Украине, то эти «страшилки» вряд ли имеют что-то общее с действительностью.

В частности,  сегодня созданы все возможности для колоссальных денежных вливаний в сельское хозяйство Украины – после ознакомления с концепцией более 10 крупнейших международных финансовых институций готовы инвестировать в Украину деньги.

В свою очередь, наделение сельхозпроизводителей денежными средствами гарантирует их полное и своевременное обеспечение топливом, качественными удобрениями, стимулирует меры введения эффективных программ по рекультивации земель.

Конечно же, информационная война быстро не прекратится. Так просто зернотрейдеры на примут новые правила. Но если Украина желает стать полноценным игроком на всемирном зерновом рынке, качественно усилить свои позиции и обеспечить собственную продовольственную безопасность, перемены неизбежны. И чем быстрее они произойдут и утвердятся новые правила игры, тем лучше для всех.  Ведь Украина – страна с колоссальным сельскохозяйственным потенциалом. Что удивительного в том, что она хочет его использовать с максимальной эффективностью – с помощью своих сельхозпроизводителей?

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.