Чому? Читайте далі. До газети 2000 на ЗахіднійУкраїні специфічне ставлення ще з часів Помаранчевої революції. Проте,  статті  окремих авторів приємно дивують. До таких належить й журналіст Лідія Денисенко. Півтора року тому вона поспілкувалась з головою Терноільської облради. Пропонуємо Вашій увазі це інтерв’ю, оскільки воно не лише не втратило актуальність, але й навпаки – показує відверто “ху іс ху”.

«В Тернополе что — проблем больше нет? Депутатам нечем заняться, нежели как отправляться в Киев на митинги?» — вот такой была первая реакция на решение Тернопольского облсовета проводить в памятный день — 27 апреля, когда и случилось яично-дымовое представление в ВР, выездное заседание непременно в Киеве, под стенами Рады.

А учитывая, что точно так же — «под стенами» — возжелали проводить 27 апреля свои «заседания» львовские, а также ивано-франковские депутаты, то недоумение лишь усиливалось.

Хоть фигурантами скандала «27 апреля» они и не могли стать априори (поскольку находились вне зала ВР), но кое-кто в Киеве тоже громко «засветился».

Как, например, председатель Тернопольского областного совета Алексей Кайда, активист ВО «Свобода».

Он был в числе четверых «тягнибоковцев», кого таки препроводили в райотдел.

Вообще-то в Тернополь я ехала не из-за того, что Кайду задержала милиция. А потому что вопросов к нему как к главе депутатского корпуса одной из наиболее экономически депрессивных областей страны было много.

Потому-то и вызывало недоумение: зачем облсовет принял такое огромное количество заявлений исключительно политического «профиля», когда местная экономика в полнейшей разрухе!

Следует сказать, беседовали мы с г-ном Кайдой исключительно по-украински. Так что интервью, которое перед вами, публикуется в переводе.

Собеседник на подобные вопросы реагировал, чувствовалось, с раздражением: искал подтекст, рисовал в воздухе «лекало», то и дело намекая, мол, вопрос с подтекстом.

А по ночам «исполняли указ президента»

— Нет тут никакого подтекста! — успокаивала я председателя. — Ваш облсовет принял 18 заявлений, подобно тем, что звучали под стенами Рады 27 апреля: о ЧФ, власти, которую надо «геть!», и о том, чтоб начать процедуру импичмента президента. У тернопольских депутатов остается время, чтоб еще и областью заниматься?

— Статистика — она такая (рисует сложное «лекало». Авт.): можно подать и с такой стороны, а можно — и с такой. Если просто взять: 18 заявлений за год… А если учесть, что это — в числе 418 решений, то это даже не 10%! Областной совет — высший представительский орган в области. И он должен заниматься не только социально-экономическими вопросами, но и политическими…

Пока г-н Кайда пересказывает суть актов, регламентирующих деятельность облсовета, я подсчитываю: хватило б денег, которые депутаты тратят на поездки в Киев «под стены Рады», на то, чтоб залатать рытвины на Збаражском проспекте, одной из центральных городских магистралей? Асфальт там — как после артобстрела.

— …соответственно, в областном совете представлены политические партии, которые выполняют свои предвыборные программы…

Рядом с облсоветом — сквер с памятником Бандере и ателье индпошива «Ромашка». Часть букв на вывеске отпала. На их месте зияли дыры с оборванными проводами.

— …заложены как социально-экономические, так и политические вопросы, — подытожил Алексей Кайда.

— «Тягнибок нам шкодить своїм радикалізмом, а інколи — провокативними діями», — сказал Тарас Стецькив. Причем имел в виду не только Тягнибока, но и всю его «Свободу».

— У меня вопрос. «Шкодить» — кому?

— Нынешней оппозиции.

— Какой? У нас есть парламентская оппозиция и внепарламентская, которую представляет Всеукраинское объединение «Свобода». И когда нам говорят, что вот столько оппозиций создается, но!.. Что было первым? Первым было слово! И первое слово сказала «Свобода»… А в чем проявляется радикализм? Национализм — это любовь! Скажите, может ли быть любовь радикальной? Наверное, нет?

— Вы знакомы со Стецькивым?

— Конечно.

— Уж кого-кого, а его вряд ли можно считать «особо толерантным». Так вот если уж он говорит о «свободовцах» — «радикализм» и «провокационные действия», стоит задуматься.

— Тараса знаю с начала 90-х. А моя политическая карьера началась в 89-м в Бердянске Запорожской области. Я ж не галичанин… Первый сине-желтый флаг в Бердянске поднял я. Там присутствовали моя мама, брат с женой и глава местной ячейки Народного Руха… Так что вы вкладываете в слово «радикализм»?

— Когда разбивали памятник Ленину на Бессарабке в Киеве, — это, считаете, нормально?

— Нормально! — воскликнул собеседник. — То было выполнение указа президента Ющенко относительно снесения символов тоталитарного режима. Разве выполнять указ — это есть радикализм?

— Чего ж тогда прятались, если — «выполнение указа»? Зачем же — тайно, ночью?

— Просто тогда люди имели свободное время. Если государство не справляется, приходится нам выполнять.

Два в одном «флаконе»

— Ну вот, а теперь «Свобода» требует демонтировать памятник жертвам УПА, установленный в Луганске.

— Однозначно!

— Считаете, луганчане не имеют права ставить на своей территории памятники тем, кому считают нужным?

— А какие жертвы УПА?! Покажите доказательства! Почему ж не ставят памятник жертвам псевдо ОУН-УПА, то есть войскам НКВД, переодетым под УПА? А если я сейчас достану учебник по истории СССР издания 70 какого-то года, то там написано, что УПА — «бандформирования» и тому подобное. Прошли мероприятия, выставки, напечатаны тома книг, где четко расписано: кто чем занимался в 50-е годы!

— К сожалению, формат интервью не позволяет устраивать дискуссию… Тем более что вы торопитесь на какое-то свое совещание. Но чтобы поставить точку, напомню вам историю со скандальной фотовыставкой. С помпой открывали в Севастополе под руководством Ющенко. Потом оказалось, что множество фотографий вообще «не из той оперы». Одни — о Великой депрессии в США, другие — о голоде 20-х годов, но в Поволжье. А их выдавали за «документальные свидетельства голодомора»…

— Не знаю, не знаю…

— … и это была фальсификация на уровне государства.

— А «волынская резня» — не фальсификация? А когда печатались во многих СМИ фотографии будто бы «жертв УПА»? И когда вроде бы детей к дереву проволокой привязывали — не фальсификация? А потом выясняется, что это было задолго до того: одна полоумная своих детей так привязала. Это не фальсификация?!. Так вот в программе нашей партии четко обозначено: мы не руководствуемся понятиями «добра» и «зла». Потому что у всех оно разное. У коммунистов — свое «добро» и «зло», у либералов — свое. А надо руководствоваться справедливостью.

— Кто эти критерии определяет?

— Документы.

— «Свобода» призывает «чинити опір режиму Януковича» в местных советах. И поскольку вы — власть, то как — одновременно — можно еще и «чинити опір» власти? Непонятно.

— Мы — не власть.

— Но вы ж председатель облсовета? Значит, власть. А члены вашей политической силы разве не представлены в облсовете наибольшим количеством?

— Я — председатель, но «Свобода» не имеет большинства в областном совете! Давайте не путать! Не надо подменять понятия!

Собеседнику очень не понравилось слово «власть», он воскликнул: «Ну вот, опять!..» И я так поняла, что не первая, кто заводил с ним разговор на эту тему.

Во всяком случае после моего уточняющего вопроса: «Но у вас наиболее многочисленная фракция? И она — в большинстве?» — г-н Кайда потерял всяческое терпение:

— Неправда! Это просто неправда!!! — и принялся нервно чертить что-то на листке бумаги. — Журналисты пишут: «Свобода» имеет большинство»! Это же ложь! Смотрите, — показал уже написанное на листке, — должно было быть 120 депутатов. БЮТ «сбросил» 12 мандатов. Отказался. Осталось 108. Решения принимаются 61 голосом… 50 — «Свобода», 20 — «ЕЦ», 14 — «Регионы», 11 — УНП, 8 — «Наша Украина», одного исключили, 5 — Блок Литвина. Все! 50 и 61 — есть разница?

— 50 больше 20?

— Не перекручивайте! — снова взвился г-н Кайда и предупредил: — Я не буду тогда вообще разговаривать…

После паузы:

— Да, 50 больше, чем 5! 50 больше и восьми! Но для принятия решения нужен 61 голос… Например, принять решение, которое «Свобода» предлагает, — отставка главы обладминистрации: голосует 50. Решение не принято. Так какая мы власть, объясните!

— Конституция Украины, раздел XI. Там все написано.

— Тогда и о Блоке Литвина можно утверждать, что они — власть?!.

— Объясните: как можно быть одновременно властью и оппозицией?

— Мы в оппозиции. Не в обиду вам будь сказано, но некоторые издания пишут… Нет, ваша газета на уровне, когда делает аналитику, вникает в суть вопроса. Но многие ж, когда пишут о «Свободе», то!.. Вы ж понимаете?.. Да зайдите на наш сайт и почитайте! А они пишут с других сайтов. Часто получается так: говорится одно, выходит другое. Это не к вам.

— В 2004 году Тернопольский облсовет принял решение, смысл которого сводился к неподчинению центральной власти. Сейчас вы практически приняли аналогичное по сути. Хотя и в другом контексте.

— Ни слова не сказано, что мы не подчиняемся!

— «…Самодурство і свавілля нової влади», «оптом здаються національні інтереси України», «продають у московське ярмо наших дітей і внуків». И так далее. Вы ж настаиваете: «сумнівів щодо злочинних намірів Президента вже немає…»? По логике, выполнять «злочинні наміри» не будете? Но при этом деньги получаете все-таки из бюджета, от «злочинної влади».

— Это мы бюджет наполняем.

— Кстати, по официальным данным Счетной палаты, практически все последние годы происходит одно и то же: где-то так от 60 до 70% дотируются бюджеты западных областей. И Тернопольской тоже.

— Хорошо, что вспомнили о бюджете. У меня половина совета в шоке ходит… Знаете результат голосования?

— Приняли бюджет. Мгновенно и единогласно.

— Без дымовых шашек! 98 за, 0 против, 0 воздержались! Голосовали все фракции. И тут возобладало не понятие «добра» и «зла», а понятие справедливости.

Опять «двойка»

— Зачем вам бюджет, если снова хотите выборы?

— ?!

— «Свобода» призывает начать процедуру импичмента. Или уже нет?

— Согласно законодательству мы обратились в Верховную Раду, чтобы она начала эту процедуру…

—… а еще в Генпрокуратуру и СБУ — возбудить уголовное дело против Президента Украины за «посягання на державний суверенітет». Это я к тому, что работать скоро вообще будет некогда: если нет выборов — вроде как и не в своей тарелке.

— А что, сейчас работают? Возьмите статистику!..

— Взяла. Причем с официального сайта Тернопольского облсовета. В разделе «Инициативы» значатся всего 2 пункта. Депутат хочет создать комиссию, чтоб проверить, не охотятся ли в тернопольских лесах «лозинские»… Так в «инициативе» и сказано. Непонятно, правда, чем вызван такой интерес. А почему бы не создать комиссию «по озерам»? По горам? По «подтоплению»? Это б было актуальнее.

— Что касается сайта — сейчас над ним работают. Когда я пришел в облсовет, он был такой, что лучше туда не заходить. Его немного подправили, но он… Никакой. Пройдет неделя-другая, появится новый, где будет не две инициативы, а намного больше.

— Вообще-то вы уже больше года возглавляете областной совет. Поэтому непонятно: как это официальный интернет-ресурс, который обновляется, судя по датам, регулярно, умышленно дает усеченную или неправдивую информацию? Там что, у вас вредители сидят?.. В конце концов дело хозяйское… Но все-таки информацию я черпала оттуда. Итак, чем была вызвана инициатива «по лесам»?

— Это предусмотрено законом о местном самоуправлении.

— У вас что-то случилось?

— Допустим, обратились жители села, поселка к народному избраннику…

Затем коротенечко собеседник пересказал процедуру обращения к депутату, в каких случаях даются протокольные поручения, в каких — ограничиваются запросами, а когда собираются комиссии. И поскольку о «лозинских» не вспомнил, значит, решила я, — в Тернополе, к счастью, никого не отстреливали.

— … так что не обращайте внимания на сайт, — закончил речь Алексей Кайда.

— Ну как же не обращать? Это ж официальный ресурс. Тем более не справедливо не поинтересоваться и вторым из двух починов. Депутат такой-то «стурбований поширенням нелегальної міграції та торгівлі людьми». И не просто депутат, а целый «голова постійної комісії з питань законності та правової політики, здійснення демократичного цивільного контролю над Воєнною організацією і правоохоронними органами держави».

— Надо поднять решение сессии и посмотреть, какие шаги по этой инициативе были сделаны.

— Кстати, у вас и объявлений о госзакупках, которые проводятся под эгидой облсовета, за год тоже всего два. Прям какая-то сакральная цифра «двойка»! Два тендера: 1) «транспортні послуги з обслуговування посадових осіб» и 2) «послуги з утримання приміщень».

— Скажите, вот облсовету или управлению нужны телефоны или не нужны? Это важнее, чем здоровье людей?! Траты сотен тысяч гривен на телефонную связь — это нужно?! Важнее, чем вакцина?!..

По правде говоря, вопрос о тендерах задавала без всякой задней мысли. Просто в других областях за год успевали провести большее число конкурсов по закупкам. Только и всего.

Поэтому бурную реакцию хозяина тернопольского кабинета восприняла с некоторым удивлением.

— … Нужен этот стол или не нужен? — продолжал в том же духе г-н Кайда и хлопал ладонью по своему столу. — Председатель облсовета может и без стола работать! На коленях подписывать документы.

Потом он успокоился и уже миролюбивым тоном произнес:

— И не ставил цель делать тут ремонт. Хоть и надо было бы. Потому что когда приезжают иностранные делегации, они заходят из приемной «в шкаф»… Интерьер приемной остался таким же, как в 80-е, когда было модно — чтоб стену «обшивали» вместе с дверью… Но мне это не мешает.

Бабушка подпортила

— Одним из постулатов «Свободы» является требование провести в стране «люстрацию».

— В Верховной Раде есть зарегистрированный проект Олега Тягнибока. Там все сказано.

— Ну а вы-то сами что вкладываете в понятие «люстрация»? То, что происходило в 2005-м, это оно и есть?

— Тогда не проводилась люстрация. Закон был принят? Нет! Тягнибока не поддержали.

— «Ключевые посты должны занимать чистокровные украинцы не менее 78%»…

— Просто «украинцы». Не было «чистокровные»!

— Значит, так восприняли тезис ваши оппоненты.

— Мы ж не собаки и не коты, чтоб вычислять — «чистокровные» или «нечистокровные»… Знаете, когда Тягнибок предлагал проводить биометрический контроль, что тогда в Раде началось? Крик такой! И — «фашизм», и — «мерять черепа»! А Европа проводит биометрический контроль. И нам надо.

— Не 79% и не 77%? А точно 78, чтоб, по-вашему, было правильное соотношение украинцев и неукраинцев?

— По последней переписи населения украинцев — 78%. И 22% других.

— По паспорту я украинка, но бабушка по материнской линии русской была, царство ей небесное, а дедушка — по отцовской — тот вообще поляк. Уж и не знаю, с таким пестрым генеалогическим древом выдержу ли экзамен на «украинскость»?

— Но есть еще 22%. Имеете шанс.

— А с вашей родословной все в порядке? Вы точно украинец?

— Папа и мама украинцы. Это написано в свидетельстве о рождении.

— Ну и что с того? И у меня записано. Но бабушка-то!..

— И бабушка, и дедушка — украинцы.

«…Боролися з жидвою і іншою нечистю»

— Лозунг «бий жидів та москалів» вам знаком?

— Никогда такого лозунга у нас не было!

— Отчего же именно «Свободе» его в таком случае приписывают? Заметьте: никому, кроме вас.

— А потому что не нравится позиция «Свободы»! Не нравится ни так называемым национал-демократам, ни коммунистам. Но наша позиция с 91-го года не меняется. Линия не колеблется ни влево, ни вправо.

— Если, считаете, насчет призыва — инсинуации, то с чего бы в 2004-м уголовное дело возбудили по поводу высказываний Тягнибока о «жидах» и «москалях»?

— Дело закрыли. Не было ничего доказано.

— «… Вони готувалися і боролися з москалями, боролися з німцями, боролися з жидвою і іншою нечистю, яка хотіла забрати в нас нашу Українську Державу!». Воспроизвожу по вашему, «свободовскому», веб-порталу. Никаких «передергиваний». Просто цитата.

— Тягнибок выиграл все суды!.. А если у меня в Бердянске говорили «жиды»? Не говорили «москали», но говорили «кацапы»?

— В этом контексте не могу не вспомнить о вашей г-же Фарион.

— А что — Фарион? Чрезвычайно умный, уважаемый человек.

— Следовательно, ее визит в детский сад с «нравоучениями» младенцам — «Машам» и «Мишам», чтоб они паковали чемоданы — и в Москву, это нормально?

— Вы слушали запись? Только не «нарезанную», а полностью? И что такого она сказала? Что у нас называют не «Петя, а Петрик»?

— И что «Лиза» — от слова «лизати».

— Абсолютно нормально!.. А с чупа-чупсом вы что делаете?!. Вы его лижете? Или грызете?..

— Знаете, даже в среде львовян-политиков, исповедующих национализм, но понимающих, что г-жа Фарион явно «переборщила», сочли необходимым просто извиниться за нее, а вы…

— … а я полностью поддерживаю ее позицию.

— Ладно, Фарион — это Львов, а Кайда — Тернополь. Что говорил Кайда на одном из крупных областных совещаний? Что есть такое явление «украинофобия, когда восхваляется чужое, унижается украинское». Вопрос: что украинское унижается в Тернопольской области?

— Сядьте в маршрутку, зайдите в бар. Вы там услышите украинскую музыку? Вот прямо сейчас — давайте пойдем в ресторан!.. Там только русская! Меня унижает, что все радио — эфэмки — должны крутить определенный процент украинского, но они это делают с 12 ночи до 6 утра, когда никто не слушает! Но целый день — только русскую музыку.

— А в магазинах что вас унижает? Допустим, если бы тернопольскую «шинку» в торговлю не брали из-за «украинскости», а вместо этого завезли б просроченную российскую салями, — тогда понятно возмущение. Но, с другой стороны, — это ж «рынок»? Может, поэтому?

— Не только поэтому!.. В магазине на всех товарах должна быть напечатана инструкция на украинском языке. А ее нет! Это ли не унижение? Подойдите к кофейным аппаратам! Что там пишут? «Спасибо за чашечку кофе»? Почему-то по-украински не благодарят?! Компьютеры тоже делают не здесь, но программное обеспечение ставят на украинском!

— У меня такое ощущение, что дай вам волю — начнете проводить насильственную украинизацию. При Ющенко уже пытались…

— Да где вы видали при нем «украинизацию»?! Если б она была, мы б это почувствовали.

— А приказ Минздрава — при Ющенко — все инструкции к лекарствам только на украинском не помните?

— Не хочу обсуждать ни Виктора Андреевича, ни Юлию Владимировну: у меня есть своя позиция. И хоть нас называли и «провокаторами», что, мол, работают и на ФСБ, и на Моссад…

—… и на Коломойского…

— … а также Ахметова и Фельдмана. Я всем говорю: если б нас так финансировали, то мы б уже сидели в парламенте.

— В одном из воззваний «Свободы» нашла такие слова: мол, от метастаз коррупции надо избавляться радикально — вплоть до смертной казни. Назовите поименно, кого б вы к стенке поставили?

— Это — только о коррупции?

— Только.

— Ну, коррупционер или не коррупционер — может сказать только суд. Что касается наказания, я дал бы им «кайло»: пусть дороги строят.

— Видите, пожалели их все-таки! Не расстреляли. Чего ж вас радикалами да маргиналами называют?

— Это говорят или наши политические враги, или наши политические оппоненты.

— Кто есть кто?

— Враги — это «регионалы» и коммунисты, а оппоненты — «Наша Украина», БЮТ, УНП.

— Еще одну перспективу обещает «Свобода»: третью революцию национально-социального характера. Против кого воевать станете? Против врагов или и оппонентов тоже?

— Она будет направлена на украинцев.

— Каким образом?

— Произойдет естественным революционным путем.

— С оружием?

— На то она и революция.

— Где будет «Смольный»?

— В Киеве.

— Почему не в Тернополе?

— Ну, все-таки столица… А предреволюционная ситуация наступит по классической формуле: низы не хотят, верхи не могут.

— Пока она не наступила, назовите хоть кого-то, кто у вас в друзьях. Они вообще у вас есть?

— Отвечу цитатой Черчилля, чрезвычайно умного человека: «У Великобритании нет друзей. У Великобритании нет врагов. У нее есть интересы».

Алексей Кайда взял свежий номер «2000», что лежал на его столе, посмотрел на первополосный снимок. Там был запечатлен Олег Тягнибок в момент выступления на оппозиционном митинге.

«Фотошоп!» — сделал вывод глава облсовета.

Хотя на самом деле — ничего подобного. Снимок — как снимок. Без подделки.

Но никакие аргументы на г-на Кайду действия не возымели.

Он остался при своем мнении. На том и попрощались

Лидия Денисенко, газета 2000

27.05.2010

ДОСЬЕ «2000»

 

«Человек Тягнибока»

39-летний Алексей КАЙДА трудовую биографию начинал в 1988 г. на Бердянской обувной фабрике.

В 1989-м, став студентом Львовской «Политехники», занялся организацией «Товариства української мови ім. Тараса Шевченка» в Бердянске. В начале 90-х был активистом студенческого движения, которое приезжало в Киев пикетировать Верховную Раду.

После окончания университета работал инженером-программистом в региональном Фонде «Молода Україна», затем — специалистом по приватизации жилья в городе Винники. Был помощником-консультантом народного депутата Украины Олега Тягнибока.

Алексей Петрович учился в Академии госуправления при Президенте Украины. В 2003 — 2004 гг. был заместителем винниковского городского головы, а с 2005-го по 2007-й — замдиректора предприятия «ЛЕГАЛІС», что находится во Львове.

До избрания главой Тернопольского облсовета работал исполнительным директором львовской общественной организации «Фонд допомоги одиноким людям».

Алексей Кайда — член ВО «Свобода» с 1993 г., член политисполкома и политсовета объединения.

Справка «2000»

Глава Тернопольского областного совета Алексей Петрович КАЙДА

Адрес: 46021, г. Тернополь, ул. Грушевского, 8. Тел. приемной (0352) 43-1116, (0352) 52-2105.

http://obl-rada.te.ua

Напишіть відгук