AC534FF4-229E-49E3-AE05-F7A373A6952B_w640_r1_s– Как ты можешь так плохо о Савченко?
– так же, как о парасюке могла. И вы точно также тогда спрашивали “как ты можешь так о парасюке”.

А до этого было “что ты думаешь о ляшко”. Клоун. и вопросы по финансированию. “да как у тебя язык повернулся”. Это умные люди мне говорили.

а до этого – “как тебе правый сектор”. люмпены с дурно пахнущими правыми идеями. “но они же в танке горели”.

Все, кто в танке горели, фактически – участвуя в военных действиях, или фигурально – брызжа популистской слюной с трибуны Верховной рады, у нас в стране плохо кончают:
1. охлос (читай – мы все) творит из них кумира.
2. сеньоры (читай – политические выходцы из нас всех) начинают юзать кумира в хвост и в гриву, макая в разное говно
3. в итоге кумир, ивазюкавшись во всем возможном говне, подходит, ласково подпинываемый сеньорами к большой луже, куда мы – украинский охлос, дружно его толкаем.
С криками.
С улюлюканьем.
Тыча пальцами.
В лучших традициях средневековья.

И никто из нас даже не признает, что каких-то полгода назад, мы восхищались этим простым до безобразия выходцем из народа.

“- он же тупой.
– зато ты – слишком умная, Саша. Тупой – не диагноз. Зато – он честный и чистый. Он им всем там даст дрозда”.

Хоть один кому-нибудь дал дрозда?
Перефразирую. Хоть кому-нибудь дали дать дрозда?

Не важно, главное – хоть тупой, но честный и чистый.

Мы все такие – офигенно честные и чистые.
Но тупые настолько, что даже не вспомним, как носили очередного кумира на руках, а теперь, под дудку сеньоров, таких же тупых, но сумевших вовремя отрастить себе циничность, пафосно плюемся и, грозно булькая, десакрализируем народного героя.

А может и вспомним, но ведь не признаемся, правда?

Культ развенчания.

Может, будь мы чуть менее честными и чистыми, а главное – чуть менее тупыми – до нас бы дошло, что желудочный сок украинской власти именно “честных, чистых и тупых” переваривает быстрее остальных. Нам нужны умные, циничные, а оттого – тяжелоперевариваемые. Да, с ними есть риск – могут продаться. Но риск – это риск, а переваривание честных – данность.

– Ах, не передергивай, Саша, в любой стране так.
Всё, верно. В любой стране. Только в любой стране нет зверя под правым боком, войны на периферии и метастаз по телу. А у нас есть. Мы как бы не можем себе позволить роскоши быть “как другие страны”. Мы должны быть умнее других. Однако – зачем же, правда? Главное, что мы чистые и честные. Накормим Донбасс, вернем Крым. Так же по честноку будет, ага? И Будем верить, что с Савченко все будет иначе.

Окей, окей, как скажете. Давайте посмотрим очередную серию. Ну а вдруг.

– какое тебе дело до Савченко, Саша?
– Мне до нее на самом деле никакого дела. (как и вам, на самом-то деле, вот увидите). Её, как и всех, пережуют и выплюнут. Её, честную, искреннюю, уже сумели засунуть в нашу украинскую, прости господи, “политику”, а это верный признак того, что процесс пережевывания уже начался. Плевок – не за горами.
Она не нашла в себе достаточного понимания процессов, чтобы отказаться от кресла и остаться совестью страны, а значит – совсем скоро она будет сидеть очередной мертвой душой в Раде и у Савика Шустера, периодически вскрикивая “хлопцы, шо ж вы робыте”, и “не за то мы стояли на майдане”.
Дело не в Саченко, она хорошая. Но кончится всё как всегда.
Шансы на другой исход – 1 к 100. Я испуганно поглядываю на эту единичку в слабой надежде, но вы же понимаете…

Так что да, мне больше нет дела до Савченко. Она свободна – и слава богу.

Мне, правда, есть дело до вас.

Мне очень интересно, сколько с нами должно еще приключиться парасюков, саакашвили, правых секторов, днепропетровских спасителей, и прочих временных волшебников в голубом вертолете, чтобы мы наконец-то, все, ПОГОЛОВНО, поняли, что проблема в нас. А не в них. Потому что нет никаких “них”, Есть только выходцы из “нас”. Такие же, как и мы.

Частично чистые.

Временно честные.

Но тупые.

Aleksandra Kovaleva

Напишіть відгук